Меню

Прибежище моё и защита моя

30 марта 2010 в 14:50Обновлено 05 февраля 2019 в 12:54Просмотров: 9

Многие книги, публицистические и документальные материалы военной тематики рассказывают о том, как из адской мясорубки сражений люди выходили живыми и невредимыми. И это воистину чудесное избавление от смерти и ран они могли объяснить только вмешательством Самого Господа.О таких эпизодах и рассказывает материал, полученный редакцией газеты «Ореховские вести» от жителя Орехово-Зуева, журналиста Константина Сердюка

Совсем скоро мы будем отмечать великий праздник – 65-ю годовщину со дня Победы советского народа над фашистской Германией. Как много изменилось на Земле за эти десятилетия! Сколько произошло воистину эпохальных событий! Переориентированы исторические пути Отечества, восстали из пепла поруганные святыни, возрождена в людях вера в Господа. Наши дети не знают, что такое голод и похоронки с фронта, бомбежки и лагеря смерти. Но до нестерпимой боли сжимается сердце от мысли, что те, кто очистил нашу Родину от ненавистной коричневой чумы, уходят. Их все меньше и меньше. И потому нам, живущим благодаря им – нашим героям-защитникам, дорого каждое их слово о том, как им удалось выстоять в том кровавом аду и стереть с лица Земли фашистскую нечисть.

Многие книги, публицистические и документальные материалы военной тематики рассказывают о том, как из адской мясорубки сражений люди выходили живыми и невредимыми. И это воистину чудесное избавление от смерти и ран они могли объяснить только вмешательством Самого Господа. О таких эпизодах и рассказывает материал, полученный редакцией газеты «Ореховские вести» от жителя Орехово-Зуева, журналиста Константина Сердюка. В своем предисловии Константин Петрович поясняет, что факты им собраны по просьбе и поручению ныне уже покойного председателя Орехово-Зуевского городского Совета ветеранов войны, труда и Вооруженных сил Ивана Федоровича Посохова. Основная цель сбора материала – подготовка книги об участниках войны и тружениках тыла нашего города, выход в свет которой планируется к 65-й годовщине Великой Победы. «Я встречался с бывшими рядовыми, младшими командирами, медицинскими сестрами, а также тружениками тыла, и наш разговор велся о боевых действиях на фронтах, о героических подвигах в тылу… Эти встречи носили откровенный характер. Я узнавал из уст моих собеседников много интересного, неординарного. Многие из них поведали о том, о чем никогда и нигде не публиковалось. Я слушал, а в голове назойливо стучало: ветераны уходят, а стало быть, уносят с собой в вечность то исключительно ценное, невысказанное, полезное и познавательное для всех нас, остающихся жить. Ветераны делились со мной сокровенным, уверенно и убедительно они рассказывали о том, как Господь в годы военного лихолетья помогал им выжить, выстоять, вернуться к родным очагам. Я записывал и думал о том, что мой долг все это непременно донести до широкого круга читателей», – делится автор.

Если ты глубоко веришь в силу Всевышнего, молишься Ему, Он тебя обязательно услышит и спасет от смерти. Это в Его Господней воле было «запретить» взорваться только что плюхнувшейся рядом с тобой мине? Это Он не позволил разорваться предназначенному для тебя вражескому снаряду, который, дыша смертью, зарылся в землю около тебя! И ты, перепрыгнув через только что образовавшийся у тебя на глазах смертоносный бугорок, бежишь вперед, дальше в атаку! А если все-таки он взорвался, то его горячие осколки, нарушая все физические законы, почему-то полетели совсем в другую сторону – от тебя подальше! О подобных удивительных эпизодах из фронтовой жизни и рассказывали Константину Сердюку его героические собеседники – ветераны.

С Богом, братцы!

Иван Григорьевич Борисов, бывший командир артиллерийского расчета, поведал следующее: «…От Курска бригада следовала в направлении городов Рыльска, Конотопа, Нежина. Переправлялись на подручных средствах через реки: Сейм, Удай, Трубеж. Днепр форсировали южнее Киева под сильным артиллерийским минометным огнем, пулеметным обстрелом и почти беспрерывной бомбежкой вражеской авиации. Взлетало в воздух все. Я верил в то, что жизнь мою сохранит сам Господь, и сильно молился Ему. И там, в кромешном аду, где уцелеть было практически невозможно, я выжил. И уверен, что только по воле Бога».

Константин Михайлович Васиков, командир стрелкового отделения: «…В левом кармане гимнастерки, вместе с портретом и комсомольским билетом, лежала аккуратно завернутая в клеенку бумажка, на которой от руки чернилами была написана молитва «Живый в помощи». Я абсолютно уверен в том, что спасли меня именно ее святые слова», – говорит ветеран. Он же поделился воспоминаниями о том, как в марте 1945 года шли бои на подступах к реке Одер. К ним в расположение прибыл Маршал Советского Союза командующий Первым Белорусским фронтом Георгий Жуков. Свое горячее обращение к личному составу полка легендарный советский маршал закончил тогда словами: «Отцы мои! Дети мои! Перед вами Одер. Нам нужно взять противоположный, сильно укрепленный берег… Родина вас не забудет! А далее, сделав маленькую паузу и немного понизив голос, он произнес: «С Богом, братцы! С Богом!»

Носи крест!

Виссарион Арсеньевич Герасимов, командир стрелкового отделения ВДВ. «Перед тем как меня отправить на фронт, бабушка моя, Татьяна Фаддеевна, подала мне медный нательный крестик, молитву Пресвятой Богородице и сказала: «Носи крест и всегда читай молитву, тебя не убьют!» Наказ бабушки внук исполнил. И, пройдя все кровавые фронтовые пути-дороги, вернулся домой. Потому что Силы Небесные хранили его там, где другие не выживали. Вот эти эпизоды: «Дважды случилось так, что я падал между задними ногами лошади и колесами быстро двигавшейся повозки. Лошадь не наступила, не ударила, и под колеса я не попал.

Когда обучался в школе снайперов, во время занятий по огневой подготовке около меня разорвалась боевая граната РГД, но все ее осколки отлетели в сторону от меня. Однажды я пожалел юного солдата, взял у него тяжелый ручной пулемет, а ему дал свой автомат. Во время перебежки, в бою, прикрывая пулеметным диском живот, я почувствовал сильный удар. Диск разворотило осколком так, что жалко на него было смотреть, а живот мой только немного обожгло.

Раз как-то темной ночью, во время наступления, я услышал приближающийся шум мотора и приостановился в высоких подсолнухах. Рядом с моим укрытием остановилась заблудившаяся открытая немецкая легковая машина с четырьмя фашистами. Автомобиль затормозил буквально в метре от меня. Я, затаив дыхание, ждал. Пулемет мой не работал, так как перед этим был выведен из строя вражеским осколком.

Вдруг из легковушки вышел шофер, и мы оказались с ним лицом к лицу. Но я не растерялся. Принял угрожающую стойку российского медведя и заорал на врага со всей силой голоса. Трудно представить, что подумали немцы в эти минуты, но, только отбежав на несколько десятков метров, стали стрелять из пистолетов в мою сторону. Не попали… После сдачи пулемета в мастерскую возвращался я через лощину в расположение своего полка. Неожиданно за моей спиной оказалась немецкая танкетка с пятью вооруженными фашистами на броне. Убегать бесполезно: местность открытая, равнинная, – расстреляют. Что делать? Я стал читать молитву. И уж за кого они меня приняли, неизвестно, но спокойно объехали, прибавили газу и понеслись по лощине в сторону леса.

Были во фронтовой жизни рассказчика и другие случаи чудесного спасения. В бою за освобождение Кировограда в живых из его батальона осталось всего пять человек. Виссарион – в их числе. В опасных стычках с бандеровцами гибли однополчане, но нашего героя спасала вера в Господа и молитва. Дважды тяжело раненный в правую руку, истекая кровью, выжил, хотя товарищи были уверены – убит. Так со святым крестом и молитвой и выжил он в адском пекле войны.

С молитвой не расставался

Михаил Васильевич Данилов, механик-водитель танка Т-34: «Анализируя сегодня все страшные моменты, пережитые мной в ходе сотен боевых операций, уверен в том, что во время войны меня оберегал от смерти Святой Михаил, мой Ангел-Хранитель. Никаких случайностей, везений, совпадений точно быть не могло. Отчетливо помню, что пять раз эта помощь ощущалась выраженно и ярко. Я постоянно обращался к нему с молитвенной просьбой о помощи, и он слышал меня и хранил. Я всегда благодарю его за это».

Иван Михайлович Захаров, механик-водитель САУ: «В процессе боя вражеский снаряд, пробив левый бок самоходки, разорвался в ее середине. Погибли мой командир, наводчик и заряжающий. Как не сдетонировал наш оставшийся боекомплект, и как я остался жив, известно одному Богу. Вот она, какая Господня сила! Я просил Его уберечь меня от смерти, и Он услышал! Сколько извлекли из меня осколков, врачи не сказали. Но капитан-хирург после всего тихо проговорил: «Ваня, ты в рубашке родился… После таких ранений из тысячи человек жив остается один… Им стал ты. Хвала Господу и слава тебе!»

Иван Трофимович Колесниченко, радист диверсионной группы 4-й Армии: «Когда мы ходили в тыл врага и выполняли задания командования, не раз попадали в сложнейшие переплеты. Были моменты, когда появлялась мысль о том, что вот тебе, Ваня, и пришел конец. …Нас четверо, уставшие и полуголодные молодые русские ребята, а их, сытых, здоровых и вооруженных до зубов фашистских солдат, около двадцати. А другая, подсознательная мысль подсказывала, мол, еще не каюк, не паникуй, друг, надо сделать все умно, расчетливо и по-хитрому. И все обходилось. Однажды вплотную оказался со смертью. Но, слава Богу, остался жив. Были перебиты таз, правая нога, очень болела голова. 43 дня лежал в госпитале на спине на растяжках. Но благодаря Всевышнему живу уже 84 года…»

Николай Васильевич Клюкин, командир расчета ПТР, взвод бронебойщиков 34-й армии. Каких только ранений у него не было за годы войны! Но фронтовик стойко выдержал все и остался жить. «А знаете, почему? С молитвой не расставался! – уверен ветеран. – Как только выдавалась свободная минута, я доставал из кармана гимнастерки листочек с 90-м Псалмом и перечитывал его…» Несмотря на то, что в одном из боев фронтовик потерял глаз, это не стало помехой в мирное время. Будучи человеком, наделенным Господом невероятным мужеством, сильной волей, целеустремленностью, Николай Васильевич стал доктором географических наук, профессором. Он подготовил 100 кандидатов и четырех докторов наук.

Увёл от гибели Господь

Виктор Николаевич Куприянов, командир пулеметного отделения: «Господь не допустил моей гибели. Однажды в метре от меня упала вражеская мина и не разорвалась. И уж точно был бы я сражен немецкий снайпером, который попал прямо в смотровое окно моего пулемета. Но именно в этот миг я наклонился за лентой с патронами. Разве это не Божий промысел?!»

Евгений Владимирович Лебедев, шифровальщик ВМФ: «Меня увел Господь от верной гибели в безопасное место. Попросили меня как-то товарищи, чтобы я перешел из своего 718 катера на 777-й и помог им оформить «Дивизионный бюллетень». В указанное время я прибыть туда не смог, так как пришлось выполнять срочное задание командира. Когда, наконец, появился на катере, матросы сказали, что уже сами все сделали и сейчас понесут работу на просмотр начальнику. Только я вернулся на свой катер, как вдруг он очень сильно качнулся, раздался оглушительный взрыв. Оказалось, 777-й подорвался на мине. Водяной столб высотой с пятиэтажный дом поднялся к небу, а вместе с ним полетели вверх щепки, палубное оборудование, бескозырки… Погибло тогда 16 матросов. Я часто думаю, а если бы я прибыл на катер вовремя и там задержался?»

Он меня слышал…

Михаил Демидович Лесовецкий, военный водитель. Перевозил «лендлизовские» грузы из Ирана. Перегонял американские машины: «Доджи», «Студебеккеры», «Форды», «Виллисы», груженные мясными консервами, мукой, запасными частями, взрывчатыми веществами и многим другим. Служил водителем на автомобиле командира полка. Бывал в сложнейших, казалось бы, безвыходных ситуациях, но с Божьей помощью все обходилось удачно. Ветеран говорит: «Я к Господу за помощью обращался ежедневно, и Он меня слышал, я всюду ощущал на себе Его заботу. Слава Ему за все попечения обо мне».

Александра Кирилловна Орлова (Одинокова), медицинская сестра: «Однажды я попала под сильную бомбежку. Погибло тогда вместе с бойцами и командирами много медперсонала. Я лежала на земле и молила Бога спасти меня. И Он меня услышал. Ни один осколок тогда меня не зацепил. А до боли жуткая картина с горящим, разбитым поездом, криками раненых осталась в памяти до конца жизни. (О подобных эпизодах рассказывала и медсестра Лидия Петровна Павлова (Фомичева), а также другие медработники (прим. авт. К. Сердюка).

Это твоё спасение…

Лидия Петровна Мартыненко (Колодяжная), окончила фельдшерско-акушерскую школу и отбыла в город Курск, чтобы спасать людей от тифа. Вот что она рассказала: «…Подъехали к одной сгоревшей дотла деревушке. Первый грузовик остановился. Из кабины выпрыгнул мужчина лет 40, побежал к разрушенному дому и стал громко кричать: «Мама! Вы живы? Где вы, мама?» И вдруг стало слышно, как из подземелья, из какой-то ямы, доносится глухой протяжный старческий голос: «Здесь я, сынок, здесь!» Из-под земли медленно поднималась седая, сгорбленная, с запавшими щеками, в лохмотьях женщина. Это и была его мама. Эта до боли грустная и трогательная картина встречи раненого фронтовика, дважды орденоносца, с измученной страшным горем, страданиями матерью осталась в памяти навсегда.

Прошла я все, что предписано было мне судьбой и Господом Богом. Переболела я и тифом. Но Господь всегда был со мной и спас меня от смерти. Я благодарна Ему за все, и за то, что до сих пор живу и здравствую на земле родной…»

Елена Васильевна Соннова (Трифонова), радиоразведчица: «Когда нас отправляли от Дома культуры на учебу в Горький, в школу младших командиров, изучать радиоразведку, духовой оркестр играл «Прощание славянки». Ко мне подошла красивая женщина средних лет. Одета она была в черную одежду, голова была покрыта белой косынкой, выглядела она как служительница церкви. Она подала мне в руки написанный на листке текст молитвы «Живый в помощи» и тихо произнесла: «Это твое спасение». Я эту бумажку прикрепила к крестику и все время носила на шее. Когда выдавалась свободная минутка, читала этот псалом.

Я убеждена в том, что это сам Господь спас меня на войне и Он держит на Земле уже 87 лет. Он любит меня, а я люблю Его. Слава тебе, Господи, за все! Ты свидетель – я честно несу свой крест!»

Антонина Петровна Фомина (Калинкина), санитарка эвакогоспиталя №1877: «В конце 1943 года я заболела тифом и думала, что мне конец. Но молила Всевышнего, чтобы Он оставил мне жизнь. Он спас меня, болезнь легко поддалась лечению. В 1944 году меня комиссовали. Так и живу в Орехово-Зуеве уже 60 лет».

Поцелуй его!

Николай Федорович Гривцов, летчик, майор в отставке: «…Когда мне сделали операцию и я стал постепенно отходить от наркоза, вдруг услышал: «Летчик улыбнулся!» Это сказала медсестра. «А ты поцеловала его за это?» – это был вопрос врача. «Мне не до этого, товарищ главврач», – смущенно ответила девушка. «Еще раз улыбнется, пожалуйста, поцелуй летчика. Для него это будет подарком, придаст новых сил и уверенности», – настаивал доктор. Когда я полностью пришел в сознание и открыл глаза, то увидел, что около меня стояла юная, красивая, с застенчивым взглядом медсестричка. Она ласково смотрела в мои глаза… Я почти шепотом произнес: «Слава Богу, все обошлось. Спасибо и вам всем!»Девушка еле заметно кивнула головой и пошла в операционную.

Кусочек рафинада

Владимир Васильевич Щетилов, командир отделения телефонной связи: «Я очень счастливый человек, всю войну на передовых позициях находился. Сколько сотен мин, снарядов, бомб рядом со мной разорвалось! Сколько пуль пролетело около меня! Но ни одной царапины, отметины они не оставили на моем теле! Таких везучих на сотню человек – один… Когда меня провожали на фронт, наша соседка подошла ко мне и сказала: «Возвращайся живым, Володя. Вот тебе кусочек рафинада, сохрани его. Когда вернешься с войны домой, мы с тобой вместе попьем чая, заваренного цветами липы». Представьте себе, именно так все и произошло! Я вернулся живым и невредимым, хотя сотни раз в таких адских передрягах бывал! Сам удивлялся – подо мной земля горит, сплошной шквал огня, а я бегу в атаку, вперед, и остаюсь целехоньким! Я не знаю, как это объяснить, какой мистикой, скорее тем, что оберегал меня мой Ангел-Хранитель, святой Владимир, с которым я часто на фронте разговаривал, делился переживаемым»

Спасли немцы…

Сергей Владимирович Федоров, командир отделения 79-го стрелкового полка: «…Наши пехотинцы с криком «Ура!» устремились неудержимой лавиной вперед, гоня фашистов с захваченной было ими территории. Неожиданно у самых моих ног взметнулся огненный столб… Ночь я пролежал в поле, без сознания, потерял много крови. Когда очнулся и пошевелился, понял, что мое обмундирование примерзло к земле. Вокруг никого. Через какое-то мгновение услышал невдалеке от себя немецкую речь. Поднял голову и присмотрелся. Прямо на меня шли два немецких солдата, ведя третьего – раненого, голова которого была полностью покрыта бинтами, сквозь которые виднелась кровь. Немцы были без оружия. Что делать? Убить фашистов? Нет, лучше врагов пленить и сделать так, чтобы они… доставили меня к своим, в нашу санчасть. И я закричал что было силы: «Хенде хох! Ком цу мир! Их бин кранк!» Немцы подошли с поднятыми вверх руками. Как мог, я объяснил им, чтобы они на моей плащ-накидке донесли меня до полкового медпункта. Они поняли мою просьбу. Отдолбили меня саперной лопатой от замерзшей земли, аккуратно положили на плащ-накидку и понесли по лощине в указанном мною направлении. Шли недолго. Вышли прямо на палатки с красными крестами. Правда, случилась одна неприятная заминка, когда наш часовой, охранявший медпункт, чуть было не перестрелял всех, вышедших из лощины… Однако обошлось. Вот как Господь распорядился моей судьбой: вывел на меня врагов, которые спасли мне жизнь! Думаю, что этим самым они заслужили у Всевышнего снисхождение и себе. Вот ведь как бывало!»

Богу так угодно

Александр Михайлович Корабельщиков, кавалер орденов шахтерской славы трех степеней. Работал управляющим трестом «Кемеровошахтстроя» и «Главкузбассстроя». В нашем городе трудился директором производственных предприятий треста «Мособлстрой» №12. Во время войны на него была наложена бронь, и он работал электриком на Южно-Уральском никелевом комбинате. Он повествует: «На участках, за которые мы отвечали, не случилось ни одного ЧП. В годы войны противоположная ситуация расценивалась как шпионаж, предательство, вредительство, умышленный срыв госзаказов по выплавке высококачественной стали для танков Т-34. Но, по милости Господней, у нас все шло ровно и благополучно. Я Благодарен Ему за это.»

Дмитрий Михайлович Царёв, машинист и бригадир паровозов ФД-20 и Фд-21: «Помню, летним солнечным днем мы прибыли в депо. Очень устали и после обязательных профилактических работ собирались домой. Перед дальним длительным рейсом требовалось хорошо отоспаться. Но неожиданно меня вызвал к себе сотрудник НКВД, подполковник Смирнов. Вначале разговор носил общий характер, а потом вдруг я услышал вопрос: «Ты Васю Жигалкина знаешь?» Я ответил, что знаю. Последовал следующий вопрос: «А ты слышал, как он сказал, что не слушает по радио сообщения Совинформбюро, потому, мол, что оно все брешет…» Меня кинуло в жар. Я знал, что у Василия шестеро детей и человек он добрый, положительный. Не подавая вида, что растерялся, я бодро ответил: «Нет, не слыхал». – «Да ты не горячись, не спеши с ответом. Хорошо подумай, а завтра утром мне скажешь. Учти, мне о тебе и о нем все известно», – услышал я далее. В ответ сказал, что у меня ночной рейс и утром уже буду далеко от дома. На эти особист ответил, что график работы нашей бригады он откорректировал. И резко повысив голос, почти крикнул: «Иди!»

Ночью я почти не спал. Очень волновался, советовался с Господом, спрашивая у Него, как же мне быть, как поступить? Переживал о том, что же меня ожидает утром. Твердая и устоявшаяся мысль была одна: оговаривать, как делают некоторые, я не могу и не буду. Это ведь большой грех, а меня всегда учили быть честным, правдивым, порядочным. К тому же я действительно ничего не знал и не слышал, в чем подозревали моего товарища. Я знал о себе и то, что малодушничать не способен. Решил: останусь порядочным человеком, и будь что будет… На этой мысли и остановил свои раздумья. Утром, при встрече с особистом, я произнес твердое: «Нет!» А потом добавил, что, честное комсомольское, ничего не слышал. И одновременно похвалил Василия за его доброе ко всем сердце.

Я благодарен Господу, что Он помог мне в той нелегкой ситуации. Видно, ему угодно было уберечь меня от наушничества и оговора, которые тогда практиковались везде и всюду. Отвратил таким образом Господь беду и от моего товарища».

Николай Борисович Спиридонов, командир артиллерийского расчета, майор в отставке: «Встретил я добрую и красивую девушку, свою половинку, Валюшу Глазкову. Прожил с ней в любви и согласии ровно 50 лет. Всегда буду помнить ее последние, предсмертные слова: «Коля, если бы я не болела, мы бы с тобой сегодня отметили полувековой юбилей нашей счастливой совместной жизни. Спасибо тебе…» И у меня на руках моя любимая ушла в мир иной. Тяжело, очень тяжело… Но, видно, Богу так угодно…»

Алексей Михайлович Бонин, командир отделения телефонной связи. Когда учился в ремесленном училище, подружился с девушкой Лидой. Одна война, другая. Затем служба в армии до 1950 года, и все это время, в течение восьми(!) лет, любимая и верная девушка ждала своего суженого.

Сегодня Лидия Михайловна и Алексей Михайлович живут счастливо, радуясь каждому новому дню, подаренному им Господом.

Подготовила Галина ГОЛЫГИНА
по материалам Константина СЕРДЮКА